Stranger in the Ку (steppentiger) wrote,
Stranger in the Ку
steppentiger

Categories:
  • Music:

Шнобель

Семь лет назад стартовал мой персональный литературный челлендж, в рамках которого я обязался прочитать хотя бы по одному произведению каждого нобелевского лауреата. К настоящему моменту я одолел первые полвека, с 1901-го по 1950-й. Так что пора подвести промежуточные итоги и составить промежуточные рейтинги.

За время существования нобелевки ее литературную составляющую не раз критиковали за субъективизм, предвзятость и ангажированность. И это действительно так – хотя бы потому, что Шведская академия пролоббировала непропорционально много скандинавских авторов, по большей части посредственных. За всю историю вручения премии шведский язык по числу лауреатов находится на пятом месте, опережая русский и итальянский. А в сумме с другими скандинавскими языками он выходит на вторую строчку вместе с немецким и французским, уступая лишь английскому. При этом даже начитанные люди вряд ли назовут хотя бы пять именитых скандинавов прошлого столетия.

Хватает и других неоднозначных авторов, от заурядного Сюлли Прюдома (1901) с его романтично-депрессивными декадентскими стансами до Бертрана Рассела (1950), великолепного философа и математика, но весьма сомнительного литератора.

Вот еще несколько примеров, правда, из чуть более позднего времени. Титан латиноамериканской литературы Борхес номинировался 8 раз, в первый раз в 1956-м его опередил испанец Хуан Хименес. В первый год своего выдвижения (1963-й) шестикратный номинант и один из величайших писателей XX века Набоков проиграл греческому поэту Йоргосу Сеферису. А Толкин, создавший жанр фэнтези и несколько языков в придачу, уступил Иво Андричу, Мигелю Астуриасу и Сэмюэлу Беккету – фигурам по-своему интересным, но совершенно несопоставимым по значению. Ни Борхес, ни Набоков, ни Толкин премию так и не получили. Поэтому начну с топ-5 несправедливо обойденных номинантов.

1. Лев Толстой. Хрестоматийный пример. Именно с него совершенно заслуженно должна была начаться история главной литературной награды. Но в первый год вручения его забраковали в буквальном смысле за толстовство – несмотря на письмо протеста полусотни шведских писателей во главе со Стриндбергом. А в последующие пять лет Толстого неизменно обходили литературные карлики, парочка из которых представлена в рейтинге худших лауреатов.

2. Эрих Мария Ремарк. Сейчас его считают довольно попсовым – мол, предмет обожания ванильных барышень и инфантильных позеров. Между тем, это талантливый и искренний писатель, которому удивительным образом удается сочетать виртуозную беллетристическую легкость и ненавязчивый благородный интеллектуализм. Номинировали его всего однажды, в 1931-м. Однако победителем стал совсем уж ничтожный Эрик Карлфельдт, швед по национальности и (какой сюрприз!) постоянный секретарь Нобелевского комитета по литературе с 1912 года.

3. Теодор Драйзер. Один из лучших американских писателей, отличавшийся тонким психологизмом и умением гениально передавать драму человеческих отношений. Тоже выдвигался лишь один раз, в 1930-м, и уступил гораздо более слабому и скучному соотечественнику Синклеру Льюису.

4. Гилберт Кийт Честертон. На мой взгляд, один из самых недооцененных авторов в истории литературы. Блестящий и невероятно плодовитый писатель, поэт, драматург, эссеист и журналист, успешно работавший в разных жанрах – от детективов до апологетического богословия. Эксцентричный, острый на язык, с парадоксальной, но глубоко гуманистической философией. Нобелевку он не получил вполне в своем духе: в 1935 году, когда состоялось его выдвижение, единственный раз за полвека премию не вручали из-за того, что якобы не нашлось достойных кандидатов. Хотя в списке, помимо него, были Карел Чапек, Дмитрий Мережковский, Поль Валери, а также три будущих лауреата, пусть и не самых известных. А на следующий год Честертона не стало.

5. Герберт Уэллс. Отец научной фантастики, как и другие жанровые авторы, какими бы значимыми они ни были, не удостоился премии. К тому же, ему не повезло с соперниками: в первый раз лучшим признали Анатоля Франса, во второй – Германа Гессе.

Теперь топ-10 худших авторов за 50 лет. Поскольку ни один из перечисленных не на слуху, коротко их представлю.

1. Хасинто Бенавенте-и-Мартинес (1922). Самый приличный в этом антирейтинге – второстепенный испанский драматург. Его «Игра интересов» – балаганный ситком в духе комедии дель арте с сюжетом гоголевского «Ревизора».

2. Бьёрнстьерне Бьёрнсон (1903). Не слишком удачный клон Генрика Ибсена местечкового уровня. В Норвегии его уважают, но у него, как у фьорда, полно угловатостей и узких мест.

3. Пауль Хейзе (1910). Немецкий автор. Читал его безыскусные новеллистические страшилки, которые напоминают мутировавшего в викторианской романтизм и заметно деградировавшего Эдгара По.

4. Франс Силланпяя (1939). Упорный финский товарищ, пришедший к успеху с десятой номинации. В описании его крестьянских детей нет некрасовского лиризма, а есть только глупая тоска и выворачивающая душу безысходность.

5. Вернер фон Хейденстам (1916). Для такого литературного коротышки, как Швеция, написано вполне добротно, но раздражают выспренние пасторские сентенции слегка двинутого провинциального проповедника.

6. Йоханнес Йенсен (1944). Выдвигался невероятные 18 раз. Очередной представитель плеяды скандинавских литературных посредственностей, щедро пихаемых в нобелевские призы. Да и вообще я из датских писателей воспринимаю только Андерсена и Кьеркегора, остальные – так, статистическая погрешность в мировой литературе.

7. Роже Мартен дю Гар (1937). Проходной нобелевец из Франции. Читал его второе по известности произведение «Жан Баруа» – выглядит как сценарий (местами редуцированный до синопсиса) мыльной оперы, причем довольно дрянной.

8. Хосе Эчегарай-и-Эйсагирре (1904). Еще один испанский драматург, обделенный талантом. Блеклые, безликие и стереотипные персонажи, фальшивые чувства, напускные эмоции.

9. Эрик Карлфельдт (1931). Его я упоминал выше: конъюнктурное вручение нобелевскому чиновнику. Даже нормальную формулировку не смогли придумать – просто «за его поэзию». К чести Карлфельдта надо сказать, что он и сам осознавал степень собственного дарования и наличие конфликта интересов, поэтому при жизни отказывался от награды. Так что премию выдали посмертно – и это, кажется, единственный подобный случай.

10. Рудольф Эйкен (1908). А это какая-то антилитература в худшем смысле слова. Немецкий философ с некоторыми оригинальными идеями, с точки зрения писательского мастерства он представлял собой жалкое зрелище. Бестолковые идеалистические рассусоливания, тусклая словесная кашица, какой кормят беззубых стариков. Невыносимое уныние.

Ну и напоследок назову десятку лучших. В представлении они не нуждаются, поэтому просто списком:

1. Герман Гессе

2. Бернард Шоу

3. Иван Бунин

4. Редьярд Киплинг

5. Кнут Гамсун

6. Томас Манн

7. Уильям Йейтс

8. Джон Голсуорси

9. Уильям Фолкнер

10. Анатоль Франс
Tags: !as is, !буквоеб, !отнародные междуношения, !педагогическая поэма, !хроническое
Subscribe

  • Четвертушки # 4

    * * * Из колхозной молодежи Каннибал один лишь я. Я носил портки из кожи Сельских баб и мужичья. * * * Я сидел бы так и пыхал до скончанья дня…

  • Прожжектор твиттера # 285

    Краткий обзор новостей за минувшую неделю: «Люди сатанеют, умирают, превращаясь в пушечное мясо, концентраты и нефть», – заявил…

  • Тихо, тихо ползи, улитка, по склону Фудзи

    Дни были в целом одинаковы, только в субботу и воскресенье в своем движении вперед Сережа не натыкался на дверь, ведущую на работу. Иногда в выходные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment