February 11th, 2017

Sport

Наш пострел везде поспел

Фуркад батяня, батяня Фуркад,
Ты лыжи не прятал за спины ребят.
Летят самолеты и танки горят –
Так бьется с Россией Фуркад.

Баллада о неизвестном Фуркаде


Большой спорт – это большие деньги. А где большие деньги, там и большое наебалово. Ну, или маленькие хитрости, как угодно. Как говорил старина Линкольн, нельзя колоть стероидами весь народ все время – но можно некоторый некоторое время. Чем все успешно и занимаются, включая французскую сборную по биатлону. Только здесь, как и в политике вообще (а спорт, как говорил старина Клаузевиц, – это продолжение политики другими средствами), никто не светит карты. И никто их не пасет, потому что кто пасет, тот хуй сосет есть корпоративная этика.

Еще раз: отличие от того, что происходило полвека назад, когда допинг лежал в вазочках на столах в олимпийской деревне и жрался пачками как аскорбинка, только в том, что сейчас научились его прятать под ковер и выдавать не больше двух в одни руки под расписку. Но результат все равно налицо: пловчихи-мутанты из ГДР выглядели плюс-минус так же, как братья Уильямс или какой-нибудь Кастер Семеня, на которого зеки в мужской тюряге не позарятся даже в голодный год за мешок картошки.

Скажу больше – если бы Россия действительно пичкала всех подряд анаболиками ударными темпами, не надо было бы придумывать эту натужную историю с мельдонием, который является допингом не больше, чем кофе или газировка, и на который приходятся чуть менее чем все скандалы, связанные с нашими соотечественниками. Я уже не говорю про путинских командос, проникающих в подземный бункер WADA и уничтожающих санкционную мочу оральным способом. Просто большие дяди, играющие с большими ставками, захотели вместо сравнительно честной игры устроить пальбу за карточным столом, чем едва не похерили весь игорный бизнес. Впрочем, эти славные времена уже отходят в прошлое.

Но тут из залупы вылез (и сразу же полез в нее) постреленок Фуркад, который решил запрыгнуть на подножку уходящего допингового поезда и повесить свои ухудшившиеся в этом сезоне результаты на коварных русских. Причем видно, что это глубоко личное – если бы ему прислали разнарядку сверху, он ограничился бы парой вымученных заявлений для прессы, как сделали некоторые его коллеги из разных команд. Однако вместо этого он занимается тем, что срет в каментах и толкается на трассе – в общем, ведет себя как малолетний пиздюк, которого аж трисет.

А может, тут дело в другом. Вообще не удивлюсь, если окажется, что наш Мартынка – инвалид с детства с астмой или там волчанкой в терминальной стадии, и чтобы он не склеил лыжи, его лечат каким-нибудь живительным кокаинумом. Потому что кто будет громче всех возмущаться, когда испортят воздух в переполненном автобусе? Правильно.