April 1st, 2017

Sad but true

Больше, чем поэт

...Всеязыким хотел бы я быть,
                словно тайные воды под почвой.
Всепрофессийным сразу.
                И я бы добился,
чтоб один Евтушенко был просто поэт,
                   а второй был подпольщик,
третий — в Беркли студент,
        а четвертый — чеканщик тбилисский.
Ну а пятый —
              учитель среди эскимосских детей
                                         на Аляске,
а шестой —
       молодой президент,
               где-то, скажем, хоть в Сьерра-Леоне,
а седьмой —
       еще только бы тряс
              погремушкой в коляске,
а десятый...
       а сотый...
               миллионный...
Быть собою мне мало —
               быть всеми мне дайте!
Каждой твари —
        и то, как ведется, по паре,
ну а бог,
        поскупясь на копирку,
                 меня в самиздате
напечатал в единственном экземпляре.
Но я богу все карты смешаю.
                       Я бога запутаю!
Буду тысячелик
        до последнего самого дня,
чтоб гудела земля от меня,
               чтоб рехнулись компьютеры
на всемирной переписи меня.
Я хотел бы на всех баррикадах твоих,
                               человечество,
                                        драться,
к Пиренеям прижаться,
        Сахарой насквозь пропылиться
и принять в себя веру
        людского великого братства,
а лицом своим сделать —
                всего человечества лица.
Но когда я умру —
        нашумевшим сибирским Вийоном,—
положите меня
        не в английскую,
               не в итальянскую землю —
в нашу русскую землю
          на тихом холме,
                    на зеленом,
где впервые
          себя
             я почувствовал всеми.

Евгений Александрович Гангнус (Евтушенко) (18.07.1932 - 1.04.2017)