June 22nd, 2017

Wolf

Failed state

Дипломаты и высокоранговые политики не могут откровенно грубить на встречах и переговорах. Но могут играть интонациями, подтекстами и просто словами. Вчерашняя встреча Порошенко с Трампом, которую можно охарактеризовать как «пять минут позора», примечательна не только подобным, прости господи, форматом. Но и тем, что Трамп назвал Украину «the Ukraine». На эту тему The Washington Post даже выпустила отдельную статью. Для тех, кто не силен в английской грамматике, немного поясню.

Определенный артикль the редко употребляется перед именами собственными, и названия стран в массе своей не исключение. Но есть и исключения – когда название многосоставное (и здесь делается акцент на конкретике) или когда оно во множественном числе. Например, the Russian Federation (не просто какая-то федерация, а именно Российская Федерация), the Czech Republic (не просто какая-то республика, а именно Чешская Республика). Или the Netherlands (Нидерланды), The Philippines (Филиппины). США (the United States of America) подпадают под обе категории.

При этом во всех случаях the является факультативным – кроме двух исключений. Это The Bahamas (Багамы) и The Gambia (Гамбия). Они так сами для себя решили. У первых это оправдано множественным числом, а вторые, видимо, посчитали, что это добавит значимости – как в примере The Beatles или того же The Washington Post. Это и неудивительно: Гамбия – самая маленькая страна в континентальной Африке, меньше нее только всякие Маврикии с Сейшелами.

Так вот, есть только две причины, по которым Трамп мог употребить грамматически некорректное the Ukraine. Первая – отсылка к Украинской ССР, которая по-английски звучит как the Ukrainian Soviet Socialist Republic (см. правило выше). А вторая – когда надо конкретизировать, о какой именно из многочисленных украин (окраин) России идет речь. В данном случае – о той, которая, по словам Порошенко, является «крупнейшим государством Европы».