July 24th, 2017

Religion

Несвятые святые

Больше всего в истории с Николаем II и «Матильдой» меня бесит даже не то, что церковники и правмированная паства лезут в кесарево. Это уже давно стало недоброй традицией в современном православии. Дело в другом – Николая пыжатся сделать святее даже не Папы Римского, а самого Иисуса. Причем буквально: среди его полоумных фанатов широко распространена совершенно еретическая идея «царя-искупителя», который якобы умер за наши грехи. Ничего не напоминает?

Но речь сейчас не совсем про царебожие, а про то, что главная претензия к фильму с этой стороны – мол, наш святой царь был такой весь из себя праведник, что даже на прелести балерин не заглядывался, не говоря уже о чем-то больше. Потому что, как нас учит Евангелие от Матфея: «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, тот уже прелюбодействовал с нею».

Николай же имел токмо свою супружницу, с коей был пред Богом венчанный, токмо в миссионерской позиции и токмо ради деторождения. А если и смотрел на кого женскаго полу, то как на своих духовных чад, после чего пренепременно возводил очи горе, дабы вознести к небесам свои молитвы.

Святые Варвар Луканский и Моисей Мурин были разбойниками и душегубами, а последний еще и запойным пьяницей. Святая Мария Египетская в 12 лет ушла из дома и стала блудницей. Святой Варлаам Керетский убил свою жену. В христианстве полно святых, которые грешили. И только наш царь-батюшка был чист и безгрешен аки агнец на заклании.

Между тем, даже если не брать в расчет сомнительную канонизацию, Николай II и его семья причислены к лику страстотерпцев. В иерархии святости это одна из условно низших категорий, поскольку такие люди не отличались праведной жизнью, а смерть, в отличие от мучеников и великомучеников, приняли не за веру в Христа, но просто претерпев страдания и проявив при этом беззлобие по отношению к своим убийцам. К страстотерпцам относятся, например, князья Борис и Глеб или царевич Дмитрий.

Но и это еще полбеды, а беда в том, что те, кто мнят себя почти такими же безгрешными, как и сотворенный ими кумир (имевший очень мало общего с этим мироточащим образом), кидают камни в режиссера. И это ритуальное побивание камнями, фундаменталистское по своей природе, является гораздо большей хулой на Иисуса и на всё, чему он учил, нежели киношный помазанник Божий, который пару раз пожамкал придворную плясунью за костлявую задницу.