November 30th, 2017

Wolf

Углубления революции пост

То и дело вскакивавшие на красную кафедру вожди революции были, конечно, весьма различными людьми и весьма разнокалиберными политиками, но все они были связаны друг с другом неким общим, как бы семейным сходством. Пройденный почти всеми ими тюремно-ссыльный стаж придавал их революционному исповедничеству одинаковую ноту нервной озлобленности; к тому же все они говорили на одном и том же специфически революционном жаргоне.

На этом жаргоне беспартийный интеллигент назывался «пленником буржуазии», буржуазный политик - «агентом капитала», не верующий в Маркса социалист - «мелкобуржуазным обывателем», крепкий крестьянин - «хозяйчиком», сильный, но правый человек - «бонапартенышем», прокурор святейшего Синода - «святейшим прокурором», левый бандитизм - «волеизъявлением трудовых масс», хозяйственная озабоченность крестьянства - «проявлением черносотенного хулиганства», развал России - «углублением революции».

Федор Степун