July 24th, 2020

House

Посторонним В.

Итак, первое, что принесла нашим согражданам чума, было заточение. И рассказчик считает себя вправе от имени всех описать здесь то, что испытал тогда он сам, коль скоро он испытывал это одновременно с большинством своих сограждан. Ибо именно чувством изгнанника следует назвать то состояние незаполненности, в каком мы постоянно пребывали, то отчетливо ощущаемое, безрассудное желание повернуть время вспять или, наоборот, ускорить его бег, все эти обжигающие стрелы воспоминаний.

И если иной раз мы давали волю воображению и тешили себя ожиданием звонка у входной двери, возвещающего о возвращении, или знакомых шагов на лестнице, если в такие минуты мы готовы были забыть, что поезда уже не ходят, старались поскорее справиться с делами, очутиться дома в тот час, в какой обычно пассажир, прибывший с вечерним экспрессом, уже добирался до нашего квартала, – все это была игра, и она не могла длиться долго.

Неизбежно наступала минута, когда мы ясно осознавали, что поезд не придет. И тогда мы понимали, что нашей разлуке суждено длиться и длиться, что нам следует попробовать приспособиться к настоящему. И, поняв, мы окончательно убеждались, что, в сущности, мы самые обыкновенные узники и одно лишь нам оставалось – прошлое, и если кто-нибудь из нас пытался жить будущим, то такой смельчак спешил отказаться от своих попыток, в той мере, конечно, в какой это удавалось, до того мучительно ранило его воображение, неизбежно ранящее всех, кто доверяется ему.

В частности, все наши сограждане очень быстро отказались от появившейся было у них привычки подсчитывать даже на людях предполагаемые сроки разлуки. Почему? Если самые заядлые пессимисты определяли этот срок, скажем, в полгода, если они уже заранее вкусили горечь грядущих месяцев, если они ценою огромных усилий старались поднять свое мужество до уровня выпавшего на их долю испытания, крепились из последних сил, лишь бы не падать духом, лишь бы удержаться на высоте этих страданий, растянутых на многие месяцы, то иной раз встреча с приятелем, заметка в газете, мимолетное подозрение или внезапное прозрение приводили их к мысли, что нет, в сущности, никаких оснований надеяться, что эпидемия затихнет именно через полгода – а почему бы и не через год или еще позже.

Альбер Камю, «Чума»
Drugs

Прожжектор твиттера # 252

Краткий обзор новостей за минувшую неделю:

Минобороны завершило испытание вакцины от COVID-19 на либералах.

Тазик, из которого мылся Жириновский, стал вице-губернатором Хабаровского края.

Канье Уэст предложил пост вице-президента США рэперу Jay-Z. Также сообщается, что 50 Cent будет министром финансов, Snoop Dogg – министром здравоохранения, Xzibit – министром автомобильной промышленности, а Eminem – министром по делам чернокожих.

Франчайзи Pizza Hut, который рекламировал Горбачев, объявил о банкротстве. Он распался на 15 независимых компаний.

IKEA с 1 августа начнет продавать в России экодельки, которые не будут наносить вред фрикалогии.

Производители косметики «Рецепты бабушки Агафьи» запустили мужскую линию «Рецепты дедушки Адольфа».

Об этом и многом другом вы узнаете прямо сейчас

Архив новостей
Mindfuck

‪Изгибы Люцифера ты обнимаешь нежно

Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены.
Тлеет едва пентаграмма у старой сосны.
Пеплом несмелым подернулись угли костра.
Кончился наш ритуал, расставаться пора.

Припев:
Милая моя,
‪Тварь из преисподней,
‪Где, в каких краях
‪Встретимся сегодня?
‪Милая Лилит,
‪Ты мне будешь сниться,
‪Знаю, как болит
‪Сердце демоницы.

Крылья сложили палатки, окончен полет.
Крылья расправил искатель разлук Астарот.
И потихонечку пятится тьма от крыла,
Бездна разверзлась, и пропасть меж нами легла.

Припев.

Не утешайте меня, мне не надо наград.
Мне б отыскать эту пропасть, ведущую в ад.
В круге девятом краснеет кусочек огня,
А у огня ожидает, представьте, меня.

Припев.