September 4th, 2020

Why so serious

Эта рябина в огне, и нам нечего перевернуть

*   *   *
За третьим сентября
Есть третье сентября
С горящими рябинами,
Листом календаря.

*   *   *
Берись за календарь, мой мемоносный брат –
Смотри, уже горят костры рябин.
Ведь было все всерьез у нас с тобой вчера,
Но обещания горят, и этот день, когда совсем один.

Третье сентября, бульвар Москвы,
Желтый лист сверкает сталью,
Взгляд на твое фото – удар клинка.
Твоя дочь, мой сын – они, увы,
Лишь игра для тех, что стали
Журавлиным клином на века.
Drugs

Прожжектор твиттера # 257

Краткий обзор новостей за две минувшие недели:

В связи с пандемией коронавируса в Петербурге продлено действие противопожарного режима. В частности, до 4 сентября запрещено разводить костры рябин.

«Заседание по делу Ефремова продолжается, господа присяжные заседатели. Командовать парадом буду я!» – прокомментировал свое возвращение великий комбинатор, сын турецкоподданного Остап-Эльман-Берта-Мария-Бендер-паша.

Более 15 тысяч первоклашек в этом году сядут за распространение.

Как заявили немецкие врачи, Алексей Навальный в прошлом году так часто ездил за границу, что у него произошло отравление воздухом свободы. Также сообщается, что его перевезли в одноместную подземную палату на территории русского кладбища Берлин-Тегель.

В Южной Моравии объявили о создании Лихтенштейнской Народной Республики.

Вышла новая книга Виктора Нолана «Непобедимый довод».

Об этом и многом другом вы узнаете прямо сейчас

Архив новостей
Wolf

Бремя белого

В нобелевском смысле Черчилль – это такой Боб Дилан середины прошлого века, то есть человек, получивший премию по литературе за заслуги в другой области. До его военных фолиантов я пока не добрался, зато ознакомился с мемуаром за первый тридцатник. В нем мальчик-мажор, родившийся с серебряной ложкой во рту и шилом в жопе, а потом пересевший с этого шила на иглу одобрения законопроектов, живописует роль своей личности в истории старой недоброй Англии, которая правила морями, над которой никогда не заходило солнце и которая еще не успела стать сраной Бриташкой, скатывающейся в сраное говно.

Черчилль проделывает все это без толкиновского пассеизма и почти без рефлексии, хотя и с изрядной долей восхищения перед имперским колоритом. Если же говорить о чисто художественных достоинствах, то говорить тут практически не о чем. Да, автор пишет много, охотно и, очевидно, с большим удовольствием. Однако с таким же успехом можно было вручать ему нобелевку за употребление алкоголя.

_____________
Мастерство: 7
Сюжет: 7
Реалистичность: 8
Читабельность: 8
Идеология: 6

Итого: 7,2

П.С. В рейтинге отсутствует.

П.П.С. Нобелевка-1952.