March 4th, 2021

El Mariachi

Пышным цветом

Поскольку биткоины опять пошли в спекулятивный рост, расскажу о первом в истории биржевом пузыре. Поскольку голландцы – отцы биржевой торговли, а тюльпан – символ Нидерландов, луковицы этого цветка и стали первыми биткоинами. Казалось бы, чему тут дорожать? Это совершенно непонятно не только нам, но и практически современникам тех событий. «Не смехотворно ли платить золотом за бесполезные корневища?» – справедливо вопрошал немецкий ученый XVIII века Иоганн Бекман, придумавший термин «технология». Однако голландцы за сто лет до него считали иначе.

Все дело в болезни – вирусной пестролепестности тюльпанов. Из-за этого ежегодно одна-две луковицы из сотни давали вместо стандартных двуцветных лепестков причудливую пестроту. Редкость этого явления усугублялась тем, что ослабленные вирусом растения размножались гораздо хуже и медленнее своих здоровых собратьев. Интересно, что в Персии и Османской империи, где прежде культивировали тюльпаны, не придавали этому значения, а вот предприимчивые голландцы заметили нестандартные лепестки почти сразу же после того, как купцы завезли этот цветок в страну.

Сперва число ценителей подобной аномалии было невелико. Но когда удалось выяснить, что высаживание зараженных вирусом тюльпанов рядом с обычными ускоряет их прирост и позволяет получить новые пестролепестные сорта, цветоводство превратилось в азартную игру. Каждый, у кого был клочок земли, мог попробовать «майнить» собственные «тюльпкоины». Стоимость редких луковиц начала стремительно расти, доходя до 1000 гульденов. Для сравнения, учителю Рембрандта Якобу ван Сваненбургу, чтобы заработать 1 гульден, нужно было нарисовать три изображения тюльпанов. Летом 1633 года, согласно записям хрониста, житель города Хорн обменял свой каменный дом на три луковицы.

Реальные сделки купли-продажи быстро сменились биржевыми. Первыми контрактами были фьючерсы: продавцы торговали молодыми луковицами, которые появятся от тех, что уже укоренились в земле и непригодны для выкапывания и пересадки. Затем начались сделки с этими контрактами – спекулянты перепродавали друг другу расписки на будущие поставки. Обеспечением служили нотариальные заверения и поручительство уважаемых граждан, однако реально сделка могла осуществиться, только если все участники этих длинных цепочек соблюдали свои обязательства. Не говоря уже о том, что новые луковицы вообще могли не появиться из-за неурожая или других причин.

Несмотря на это, биржевая торговля процветала, появились и другие производные финансовые инструменты. Из-за высоких цен луковицы стали продавать не целиком, а условными долями – асами (единица веса, составлявшая около 0,05 г), примерно как сейчас происходит и с биткоинами. Все эти спекуляции получили название windhandel, «торговля ветром» – на жаргоне голландских моряков так обозначалось лавирование парусника навстречу ветру. Своего пика тюльпановый ажиотаж достиг в конце 1636-го – начале 1637-го. Это привело к надуванию пузыря и последовавшего за этим обвала рынка.

Масштабного экономического кризиса не произошло, хотя многие участники сделок разорились и обанкротились – а в торговой державе статус банкрота был равносилен переходу в низшую касту. Вспышки, аналогичные тюльпаномании, еще возникали – так, в 1730-е в тех же Нидерландах разразилась гиацинтовая лихорадка. Однако исторического значения они не имели, в отличие от других многочисленных экономических пузырей – от краха Миссисипской компании и золотых лихорадок в Бразилии, США и других странах в XVIII – XIX веках до пузыря доткомов и ипотечного кризиса в наше время. Судя по ним, любители легких денег и быстрой наживы так ничему и не научились.