Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

El Mariachi

На птичьих правах

Одним из самых узнаваемых зданий в Петербурге является Дом компании «Зингер» (или просто Дом Зингера, он же – Дом книги). Российский филиал известного американского производителя швейных машин заказал его строительство в начале 1900-х для размещения главной конторы. По одной из версий, изначально планировался небоскреб, но тогдашние правила не позволяли сооружать объекты более 11 саженей (23,5 метра) в высоту, то есть выше Зимнего дворца. Это ограничение удалось частично обойти за счет мансарды и купола.

Перед куполом как раз и расположен весьма необычный архитектурный элемент, вероятно, единственный в своем роде, если говорить о Петербурге. Это орел – точнее, белоголовый орлан – с американского герба.



Появился он не сразу, а после того, как во время Первой мировой войны общественность начала обвинять компанию «Зингер» в шпионаже в пользу Германии. Возможно, виной тому было «немецкое» звучание фамилии основателя (американец Айзек Зингер происходил из еврейской семьи, но кого это интересовало), а может, при тогдашней шпиономании всех иностранцев подгоняли под одну гребенку. Эта участь, как известно, не минула даже императрицу Александру Федоровну, урожденную Викторию Алису Елену Луизу Беатрису Гессен-Дармштадтскую.

Интересно, кстати, что в России издавна называли немцами вообще всех иностранцев. А иногда и грудных детей – и те, и другие, хоть и по разным причинам, не говорили по-русски, а значит, были все равно что немыми.

Так или иначе, в «Зингере» решили перестраховаться и разместить на нижнем этаже консульство США, а перед куполом смонтировать скульптуру орлана. От огульных подозрений компанию это спасло, а вот от послереволюционной национализации – нет. Сама птица уцелела, избежав судьбы своих двуглавых российских собратьев, пущенных под снос. Но в 20-х годах она все равно куда-то исчезла. Найти концов не удалось, и скульптуру восстановили уже в наше время по старым фотографиям и чертежам.
El Mariachi

Свет озарил мою больную душу

– Какой-какой матери?
– Парижской… Бога матери...

«Несколько столетий тому назад исчез из числа живых человек, начертавший на стене это слово; исчезло со стены собора и само слово; быть может, исчезнет скоро с лица земли и сам собор».

Виктор Гюго, «Собор Парижской Богоматери»

El Mariachi

Конец прекрасной эпохи

В особняке Румянцева, филиале Государственного музея истории Санкт-Петербурга, уместилась хроника города с дореволюционных времен до окончания Великой Отечественной. Всего за час можно пронестись вместе с этим овеществленным потоком времени мимо артефактов четырех эпох. Если Эрмитаж в сокуровской интерпретации – русский ковчег, то особняк Румянцева – русский ковчежец.





































You're not your LJ

Как я провел этой осенью

Двадцать три главных события этой осени по версии этого блога:

1. Andwhich is moreyou'll be a Man, my son!

2. Заграница нам поможет.

3. Вот билет на балет.

4. Десять тысяч верст пустоты.

5. Революция, ты научила нас верить в несправедливость добра.

6. Не по масти я тебе.

7. Матильда – мой компас земной.

8. Вихри враждебные веют над нами, темные силы нас злобно гнетут.

9. Два конца, два кольца, посередине твиттер.

10. Чукча не писатель – чукча читатель.

11. Уж мы их душили-душили. В очередь, сукины дети.

12. Привет, Сирия.

13. Эпоха большой нелюбви.

14. Шокирующая Азия.

15. Встаньте, дети, встаньте в круг.

16. Не согрешишь – не покаешься.

17. А город подумалучения идут.

18. Двум смертям не бывать, а одной не миновать.

19. Все идет по космоплану.

20. Танец смерти прост и страшен.

21. Десять стрел на десяти ветрах.

22. Голосуй сердцем.

23. Играй, гормон.


Топ-5 книг:

1. Пролетая над гнездом кукушки

2. Замок

3. Над пропастью во ржи

4. Поколение свиней

5. Человек в высоком замке


Топ-5 фильмов:

1. Список Шиндлера

2. 11/22/63

3. Подводная лодка

4. Империя солнца

5. Время первых


Топ-5 альбомов:

1. Road Songs for Lovers

2. Hitchhiker

3. Anastasis

4. Звезды и кресты

5. Над


Топ-5 цитат:

1. Хаксли

2. Дзержинский

3. Гранин

4. Таненбаум

5. Розанов


Топ-5 картинок:

1. Каллиграфия

2. Танки

3. Аврора

4. Иглы

5. Айфон


П.С. Как я провел этим летом.

П.П.С. Как я провел прошлой осенью.
  • Current Music
    ДДТ - Что такое осень
El Mariachi

Безнадега

Назвать себя К. не решался, перед телефоном он чувствовал
себя беспомощным, на него могли наорать, бросить трубку…

«Замок» Кафки больше всего похож на описание того, как кандидат с небольшим опытом работы или вообще без такового ходит по собеседованиям. Он рассказывает, что достаточно коммуникабелен, стрессоустойчив и нацелен на результат, чтобы работать землемером, а ему говорят, что в Замке примут решение и перезвонят. И не перезванивают. Кто хотя бы несколько раз бывал в такой ситуации, могут не читать эту книгу. Потому что мы, как известно, рождены, чтоб Кафку сделать былью.

_____________
Мастерство: 9
Сюжет: 7
Реалистичность: 8
Читабельность: 7
Идеология: 8

Итого: 7,8

П.С. 47-е место в рейтинге.
Mindfuck

Зенит-Арена Смерти

Арену для «Зенита»
Забыли мы давно.
Влупили сто мильярдов,
А внешне – как…

Японский архитектор
Тут помер как-то раз
Бумаги с чертежами
С собой взял…

Тут прошла инфа о том, что стадион, на котором уже давно было пора ставить крестовский, влетел в копеечку с десятью нулями, потому что какой-то там японский архитектор помер и унес с собой в могилу секрет строительства стадионов (а лишние 30 миллиардов, видимо, на похороны потратили). Но на самом деле подлинная причина скрывается куда глубже.

Копия CvEPv4WWcAUCUiF.jpg large
Why so serious

По ахматовским мостам

Пройдусь по Ваххабитовской,
Сверну я на Дудаева,
На Ичкерийской улице
Я постою в тени.
Масхадова, Басаева,
Хаттаба, Яндарбиева -
Как будто в Имарат Кавказ
Ведут меня они.

Steppentiger


Уважаемые гости нашего города! Сейчас мы с вами выезжаем со Старокадыровского проспекта на проспект Кадырова, минуя площадь Восстания. Эта площадь получила свое название в честь восстания многонационального чеченского народа в 1454 году хиджры против фашистской клики президента-погромщика Гиркина и его спутника, гениалиссимуса Просвирнина. Именно здесь захлебнулось наступление Нацигвардии под командованием маршала Несмияна. Это восстание также известно как Великая шаввальская революция.

Слева, за 500-метровым минаретом расположен Москвабадский вокзал, а справа на крыше гостиницы «Кавказ» вы можете увидеть надпись «город-герой Рамзанград». Многие жители, особенно пережившие санкционную блокаду Запада, до сих пор выступают против возвращения городу его исторического названия Санкт-Ахматбург.

За площадью наша комфортабельная повозка сделает короткую остановку, чтобы мы смогли поменять лошадей, а антитеррористический шариатский патруль – обыскать нас и взять заложников. Ну что ж, вот эта небольшая задержка позади, и мы движемся дальше.

Хвала Аллаху, практически все здания на проспекте Кадырова снесены – по левую руку тянутся молельные ряды, а по правую – мусульманский культурный центр с крупнейшей в мире мечетью Спаса-на-крови. Из дореволюционных зданий остались только «Магомедональдс» и «Дом книги», который теперь полностью соответствует своему названию – там продается только одна книга, Священный Коран.

А тем временем мы пересекаем реку Кадырку и проезжаем мимо четырех конных скульптур авторства знаменитого чеченского архитектора Мусы Умаровича Клодта. Отсюда уже виден стадион «Ахмат-арена», построенный на месте Зимнего дворца, бывшей резиденции Игоряшки Кровавого. Сегодня ахматбургский «Терек» принимает столичный грозненский «Терек». За «Ахмат-ареной» в неприметном тупике Ермолова расположено консульство России, а еще дальше – диппредставительства Сибири, Ингерманландии и Исламского Государства Татарстана и Башкирии.

К сожалению, у стадиона наша экскурсия заканчивается – дальше начинаются леса, ехать по которым небезопасно. Там еще шалят остатки хунты. Вон как раз один из них в форме штурмбаннесаула побежал мимо развалин Кунсткамеры. А это наши доблестные пограничники стреляют по нему из рогаток со сторожевых ростральных вышек. Помолимся за них – как раз время зухра.
Sad but true

Руины Империи

В садах настурции и розаны,
В прудах зацветших караси,
Усадьбы старые разбросаны
По всей таинственной Руси.

Николай Гумилев


Усадьба Строгановых в Волышево под Порховом – точнее, то, что от нее осталось – это без ерничанья и подхихикиваний Россия, которую мы потеряли. Великая Россия. В которой хватало смури, но было и недосягаемое для нынешней эпохи нуворишеского гнилья и пошлой мещанской плесени аристократическое величие духа.

DSC06428

DSC06373

DSC06371

DSC06370

DSC06389

DSC06388

DSC06386

DSC06396

DSC06383

DSC06390

DSC06407

DSC06400

DSC06413

DSC06412

DSC06414

DSC06418

DSC06415

DSC06365

DSC06359

DSC06355
Wolf

Занятие это любил Козлодоев и дюжину враз ублажал

Давайте рассуждать логически. Даже если не демонизировать Саакашвили - это человек, который отдал приказ нанести ракетный удар по заведомо мирным жителям ради своих (и чужих) политических интересов. Это факт, причем факт исторический.

Даже если не демонизировать организаторов и участников расправы над мирными демонстрантами в Одессе - безоружных людей загнали в каменную ловушку и в ней сожгли. Это тоже факт, в общем-то тоже уже исторический.

Даже если не демонизировать киевский режим, это те люди, которые, помимо прочего, отдают приказы бомбить и обстреливать заведомо мирных жителей, просто в целях устрашения. И этот факт тоже неоднократно имел место, даже с поправкой на элемент случайности.

Возьмем теперь какого-нибудь российского эстрадного исполнителя (назовем его условно Лепс Газманович Пьеха-Расторгуев), которому запрещен въезд на Украину. Этот исполнитель, буде он имел возможность такого въезда, отправился бы туда, конечно, не ради красот Житомира и Жмеринки, а с целью заработка. Однако его политическая позиция не позволяет ему зарабатывать на украинских концертах.

Возьмем теперь другого исполнителя, Бориса Борисовича Гребенщикова. Можно ли сказать, что он настолько ушел в монастырь собственного духа, что начисто выпал из реальности? Да нет, живет он не на вершине священной тибетской горы Кайлас, а за свои выступления получает не только заслуги в карму, но и вполне сансарические дензнаки, которые, как известно, не пахнут. Он знает, что петербургская линия горизонта - это хорошо, а газпромовский небоскреб - плохо, он знает, что студия звукозаписи в Германии лучше студии звукозаписи в России, а мир на Украине, за который он агитирует, лучше войны.

Резюмирую. Борис Борисович Гребенщиков сознательно занимает политическую позицию, позволяющую ему зарабатывать деньги, выступая перед человеком, который приказывал уничтожать мирных граждан и который теперь назначен режимом, тоже приказывавшим уничтожать мирных граждан, управлять регионом, в чьей столице безнаказанно сожгли десятки людей, а искать виновных в этом даже не планируют.

Это все, что я могу сказать о БГ как о человеке.
El Mariachi

Превращение

Первый раз он увидел себя в луже, когда пил воду в лесу. Жесткая смоляная грива растрепанных волос, голый мускулистый торс и замшевые штаны неопределенно-коричневого цвета. Черные копытообразные ботинки в воде не отражались – их он заметил чуть позже. Свет ли так заиграл на водной поверхности или воображение нарисовало фантастическую картину, но на мгновение ему показалось, что верхняя половина тела вырастает из лошадиного крупа. И все-таки, человеческое в нем явно преобладало – во всяком случае, в платоновском смысле.

Подняв голову, человек обнаружил вокруг себя лес, не слишком густой, но и не сказать чтобы редкий, уходящий правее на пригорок. «Пелион», - отчетливо пропела какая-то птица.

Противно ныло колено, как будто от застарелой раны, а голова была ясной и метафизически пустой, как в раннем детстве, еще не отягощенной бременем воспоминаний. Кто он такой, как сюда попал и что здесь делает – на все эти вопросы не было даже приблизительного ответа.

Отряхнув лиственную шелуху и опершись на лежавшую под рукой чуть кривую, но крепкую на вид палку, человек медленно встал. Палка была из ясеня (в этом он почему-то был уверен, хотя сам ясень представлял смутно) и с острым, как у копья, концом. Распрямившись, он огляделся по сторонам. Бугристая болотистая местность не будила в памяти абсолютно никакого отклика, причем было ощущение, что он не забыл ее, а просто никогда здесь не был. Но по каким-то неуловимым признакам он понял, что находится гораздо севернее того места, где жил.

Вдали послышался металлический лязг, похожий на звук, с которым колесницы проезжают по доспехам убитых воинов. Словно в подтверждение услышанного на периферии зрения выплыл ржавый воинский шлем непривычной полусферической формы с волнистым краем и дырой в районе затылка.

Звук быстро затих, но человек верно определил направление и побрел туда. Через несколько минут он вышел к потрепанному каменному помосту, перед которым лежали две параллельные металлические полосы, уходившие в обе стороны и терявшиеся за горизонтом. На сооружении была укреплена длинная табличка со словом «Олимпийская». Последние буквы стерлись, и осталось только «Олимп».

На Олимп эти гигантские подмостки лесного театра совсем не были похожи, хотя у другого конца располагалось что-то вроде разрубленного пополам Акрополя в миниатюре. Ионические колонны, потрескавшиеся и облысевшие, были обильно покрыты нацарапанными надписями и неумелыми фресками. Фразы вроде «Аякс – чемпион» или «Смерть пиндосам» (пиндосами пренебрежительно звали обитавших в горах Пинд многоженца Аполлона с его музами) были вполне понятны. А вот смысл часто встречавшегося слова, состоявшего из букв «хи», «ипсилон» и зеркальной «ню» с закорючкой наверху, остался неясен, хотя и был смутно знаком, оставляя ощущение чего-то физиологически близкого, но при этом сакрального. Это первое «хи» казалось особенно важным.

Одна фреска, впрочем, вызывала художественный интерес. Она представляла собой черный прямоугольник с закругленными нижними углами и заостренным аппендиксом, на котором был изображен золотой конный лучник в окружении золотых же звезд. Нарисованный лучник целил в бычье стадо облаков, медленной и тупой лавиной передвигавшееся на запад.

Сильнее заныло проклятое колено, что служило знаком приближающейся грозы. Человек укрылся под фронтоном мини-Акрополя и стал мысленно перекатывать слог «хи», пытаясь к чему-нибудь его пристроить.

От грозы стало еще темнее. Лес скрылся из виду, а дождь полил плотной стеной. Снова послышался знакомый металлический рев, на этот раз более высокий и пронзительный. На белой щербатой стене на секунду показалась конская тень. Огненное чудовище (если это и была колесница, то принадлежала она определенно Фаэтону) прогрохотало мимо и скрылось вслед за небесными быками, оставив шлейф раскатистого «рон».

Между тем, с окружающим стало происходить что-то странное. «Это сон, подумал человек, - просто кошмар, который сейчас закончится, и я все вспомню». Тут он припомнил старинное правило: во сне ты не можешь посмотреть на свои руки. При мысли о руке «хи» и «рон» сложились, как мозаика. Хирон! Это ведь его имя! Как все просто: Хи-рон, Хи-рон…

- Хирон, ты спишь? – послышался рядом пьяный бас. – Это тебя так от нектара разморило? Зря они, конечно, его гиперборейскими мухоморами бодяжат. Но бабы у лапифов, скажу я тебе, – чисто нимфы. А невеста – та вообще Афродита. И чего она нашла в этом мудаке Пирифое, у него же фаллос размером с обол! Не будь я Евритион, если сегодня же не познакомлю ее со своей конской половиной.

Евритион раскатисто заржал, а Хирон обреченно вздохнул. В голове у него раздавался мерный металлический гул предстоящей битвы, то затихая, то вновь нарастая.

П.С. Экспериментирую с малыми формами, тыксказать.