Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

House

Посторонним В.

Итак, первое, что принесла нашим согражданам чума, было заточение. И рассказчик считает себя вправе от имени всех описать здесь то, что испытал тогда он сам, коль скоро он испытывал это одновременно с большинством своих сограждан. Ибо именно чувством изгнанника следует назвать то состояние незаполненности, в каком мы постоянно пребывали, то отчетливо ощущаемое, безрассудное желание повернуть время вспять или, наоборот, ускорить его бег, все эти обжигающие стрелы воспоминаний.

И если иной раз мы давали волю воображению и тешили себя ожиданием звонка у входной двери, возвещающего о возвращении, или знакомых шагов на лестнице, если в такие минуты мы готовы были забыть, что поезда уже не ходят, старались поскорее справиться с делами, очутиться дома в тот час, в какой обычно пассажир, прибывший с вечерним экспрессом, уже добирался до нашего квартала, – все это была игра, и она не могла длиться долго.

Неизбежно наступала минута, когда мы ясно осознавали, что поезд не придет. И тогда мы понимали, что нашей разлуке суждено длиться и длиться, что нам следует попробовать приспособиться к настоящему. И, поняв, мы окончательно убеждались, что, в сущности, мы самые обыкновенные узники и одно лишь нам оставалось – прошлое, и если кто-нибудь из нас пытался жить будущим, то такой смельчак спешил отказаться от своих попыток, в той мере, конечно, в какой это удавалось, до того мучительно ранило его воображение, неизбежно ранящее всех, кто доверяется ему.

В частности, все наши сограждане очень быстро отказались от появившейся было у них привычки подсчитывать даже на людях предполагаемые сроки разлуки. Почему? Если самые заядлые пессимисты определяли этот срок, скажем, в полгода, если они уже заранее вкусили горечь грядущих месяцев, если они ценою огромных усилий старались поднять свое мужество до уровня выпавшего на их долю испытания, крепились из последних сил, лишь бы не падать духом, лишь бы удержаться на высоте этих страданий, растянутых на многие месяцы, то иной раз встреча с приятелем, заметка в газете, мимолетное подозрение или внезапное прозрение приводили их к мысли, что нет, в сущности, никаких оснований надеяться, что эпидемия затихнет именно через полгода – а почему бы и не через год или еще позже.

Альбер Камю, «Чума»
El Mariachi

Отцовский клуб # 82

Играем с ребенком в отличную игру под названием «Поезд». Он – проводник, приносит мне еду и напитки, объявляет о станциях и рассказывает, что происходит за окном. А я просто лежу.

П.С. Отцовский клуб # 81.
Movie

Непрощенный поезд с волками

«Непрощенный» – классический фильм Клинта Иствуда, творчески переосмысливающий культурное наследие спагетти-вестернов, в котором хороший парень с плохой репутацией выбивает все дерьмо из плохих парней без репутации. Надо ли говорить, что хорошего парня играет Клинт Иствуд. Все как мы любим. Не уверен, правда, что полностью удалась притчеобразность христианского толка – все-таки «мне отмщение и аз воздам» говорит Господь, да и простить грехи может только он. Но своя привлекательная ковбойская мораль в этом есть.

_____________
Мастерство: 9
Сюжет: 8
Реалистичность: 8
Смотрибельность: 8
Идеология: 8

Итого: 8,2


В «Поезде на Юму» тоже хватает ковбойской морали, он она более мальчишеского вида. Эдакие казаки-разбойники – в смысле, шерифы-бандиты. Вообще-то уже в конце девяностых, не говоря о нулевых, салунная романтика казалась жутким анахронизмом, и если и можно снимать современные вестерны – то разве что в гротескном тарантиновском стиле. Но этот фильм возвращает жанру былую славу, и в этом, пожалуй, главное его достоинство. Make western great again!

_____________
Мастерство: 8
Сюжет: 8
Реалистичность: 8
Смотрибельность: 8
Идеология: 7

Итого: 7,8


А в «Танцующем с волками» героями становятся антигерои, или как минимум нейтралы, вестернов (если речь не идет о гэдээровских суррогатах с Гойко Митичем) – индейцы. Это эпическая, отчасти философская сага в духе великих американских романов, повествующая о фронтире, прериях, сиу и прочих дикозападных штуках. И, разумеется, об Америке, которую мы потеряли.

_____________
Мастерство: 9
Сюжет: 7
Реалистичность: 8
Смотрибельность: 8
Идеология: 8

Итого: 8,0
El Mariachi

Stranger in the ку

Набоков писал, что жизнь – только щель слабого света между двумя идеально черными вечностями. А мне кажется, жизнь – полустанок: ехал в поезде, сошел на полустанке, потом поедешь дальше. Только пока ты на полустанке, ты не помнишь предыдущего пути и не знаешь, что будет потом. А там, в поезде, ты снова встретишь тех, кого хочешь встретить… Мне повезло, я хочу встретить многих.

Георгий Николаевич Данелия (25.08.1930 - 04.04.2019)
Sport

Ололофутбола

1.
Волчица ты, тебя я презираю. К болельщику уходишь от меня. Ты к иностранцу от меня уходишь. К ничтожному костариканцу нынче ты, мерзкая, уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним. Волчица старая и мерзкая притом.


2.
Dgdg8YyWkAArldN.jpg

Я люблю запах вареных яиц поутру. Однажды мы ехали в одном плацкарте двенадцать часов подряд. И когда мы прибыли, уже никого не было, ни одного вонючего пассажира. Но запах! Весь вагон был им пропитан. Это был запах… победы! Когда-нибудь этот чемпионат мира закончится.
El Mariachi

Север как предчувствие

«У дяди Сережи все четко!» – уверяет нас таксист, выписывая квитанцию. Мы с коллегами подрядили его для передвижения по Салехарду, и со своей задачей он отлично справляется, являясь одновременно опытным водилой, гидом и массовиком-затейником. Весьма ценные компетенции при развозе командированных. Салехард – город контрастов. Деревянные бараки, оставшиеся еще со времен гулаговской 501-й стройки, соседствуют с бетонно-стеклянными новоделами. Среди этих административных монстров высится огромный храм. «Почти как Христа Спасителя в Москве», – с гордостью говорит таксист.

Из немногочисленных местных достопримечательностей мы успели посмотреть две. Первая – массивный памятник мамонту, который, как рассказал нам дядя Сережа, на Новый год одевали в костюм Деда Мороза. Выглядело это, надо полагать, устрашающе. Второй – современная копия Обдорского острога, сооруженного в XVI веке казаками-землепроходцами. Выполнена крепостица по аутентичным технологиям, но насладиться этим фактом мы могли только снаружи. Все здания, включая церковь и башню, в которой помещалась привезенная из Петербурга выставка на блокадную тематику, оказались почему-то закрыты. Об этом нам нервно сообщил какой-то местный надъесаул при папахе и лампасах, после чего скрылся за стремительно захлопнувшейся дверью.

Оставалось только полюбоваться памятником устанавливающим крест пионерам, чьи застывшие позы неуловимо, но отчетливо напоминали водружение флага над Иводзимой, и отбыть в родные гостиничные пенаты. Тем же вечером после переправы через Обь и плутаний по железнодорожной станции, сопровождаемых сбивчимыми пояснениями местных в духе «три дня лесом, в пятницу – направо», мы наконец-то набрели на газпромовский поезд для вахтовиков, который умчал нас в Заполярье к одной из строек путинизма.

Про сам поезд сказать особо нечего – это обычный, хотя и сильно укороченный (купейный и плацкартный вагоны плюс вагон-столовая) состав, новый и чистый, с хорошими туалетами. Ехать надо было больше суток через сплошное белое безмолвие. Мобильной связи на всем протяжении пути нет как явления, станций тоже нет – лишь редкие технические разъезды с домиком смотрителя, каким-нибудь ангаром и осветительной мачтой. Когда кино на планшете и взятый в дорогу Паланик в мягком переплете надоели, мне захотелось, подобно ехавшим в поезде журналистам в «Золотом теленке», зареветь «И за борт ее бросает в набежавшую волну». Но я сдержался.

Про стройку тоже ничего не скажу – коммерческая тайна. Немного слов о Ямале вообще. Во-первых, здесь бывают адовые ветра. Когда мы приехали, была ночь и сильнейшая пурга. Водитель вез нас от станции буквально по приборам – или по огням идущего впереди большегруза. Ощущение – как будто попал в пыльную бурю. К счастью, это ралли мы прошли благополучно.

Во-вторых, Ямал, во всяком случае, зимой – это другая планета. Сплошная ледяная пустыня с оазисами газовых промыслов. Радуги вокруг солнца, изумрудные всполохи в небе, снежная дымка волнами змеится тебе навстречу по дороге, мощеной бетонными плитами – кажется, что эта дорога вот-вот выведет к космодрому. Сюр в том, что тебя везет не какой-нибудь футуристический планетоход, а потрепанный «УАЗ Хантер» с мятым триколором под стеклом заднего вида и примотанной скотчем к приборной панели магнитолой, из которой доносятся старушечьи подвывания легенд цыганского шансона.

Из-за очередного поворота выскакивает трэкол с шестью дутыми колесами – детеныш монстр-траков – и, оставив облако белесой пыли, исчезает в барханах. Оттуда на своих снегоходах, в которые запряжены деревянные сани с высокими бортами, приезжают аборигены – пожиратели сырого мяса в ярких мешковатых одеждах с меховой оторочкой. Фримены этой морозной Дюны. По-русски они говорят неплохо, но с каким-то искусственным гортанным призвуком, как будто копируют нашу речь с помощью хитроумных приспособлений. Ты слушаешь их, одновременно следя за коптером, который завис над муравейником стройплощадки, и понимаешь, что вот это и есть русский космизм – во всей своей беспощадной красоте.
You're not your LJ

Как я провел этой весной

Двадцать три главных события этой весны по версии этого блога:

1. Крошка сын к отцу пришёл, и спросила кроха: что такое хорошо.

2. Вагонные споры.

3. Бьет набат, бьет набат интернационала, пламя октября в глазах бойца. Есть у революции начало, нет у революции конца.

4. Кто доброй сказкой входит в дом, кто с детства каждому знаком.

5. Ты женщина и этим ты провал.

6. Догнать и перегнать.

7. Этот свэг у нас песней зовется.

8. Бей своих.

9. Руки коротки: песенно-есененный, куратура, Зевс-стоп, союз нарушимый.

10. Ще не вмерла.

11. Пацан пришел к узбеку.

12. Лики Победы.

13. Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен.

14. Голосуйне голосуй.

15. When the music's over, turn out the lights.

16. Русский – значит грамотный.

17. Мордор наносит ответный удар.

18. Бес культурья.

19. Гномы, гномы-каннибалы зарабатывают баллы.

20. Музыка нас связала.

21. Алиса в Замоскворечье.

22. Трудности перевода.

23. Звездные воины.


Топ-5 книг:

1. Вино из одуванчиков

2. Иван Васильевич

3. Робинзон Крузо

4. Белый клык

5. Голова профессора Доуэля


Топ-5 фильмов:

1. На игле 2

2. Гран Торино

3. Поезд на Дарджилинг

4. Пи

5. Солнечный удар


Топ-5 альбомов:

1. Dark Sky Island

2. A Very Still Life

3. Reflection

4. Stranger to Stranger

5. The Getaway


Топ-5 цитат:

1. Гибсон

2. Игги Поп

3. Тесла

4. Паланик

5. Даррелл


Топ-3 картинок:

1. Радиоприемник

2. Самураи

3. Карандаши


П.С. Как я провел этой зимой.

П.П.С. Как я провел прошлой весной.
  • Current Music
    Nick Drake - Time Of No Reply
House

Снова поезд

После сколькототамлетнего перерыва имел удовольствие вновь насладиться поездом дальнего следования на недальнее расстояние. Поезд, правда, оказался белорусским, но русские от него вряд ли сильно отличаются. Так что 10 фактов о современных отечественных поездах.

1. Еще с вокзала видны вагоны, поголовно крашеные по модному брендбуку, на котором наверняка распилили очередной бюджетный охулиард. Но выглядит симпатично – практически самолетные ливреи.

2. Твой вагон по-прежнему будет самым дальним от вокзала.

3. В купе появились розетки. В смысле, в самих купе. В смысле, во всех.

4. В купе появилась панель управления, на которой можно выбрать режимы освещения (и не только из вариантов «темно как пиздец» / «мои глаза кровоточат»), посмотреть, занят ли туалет, включить радио (не работало) и кондиционер (не работал).

5. Вообще с микроклиматом по-прежнему серьезный напряг – душно, как под тремя верблюжьими одеялами.

6. Ковры стали определенно лучше и уже не кажутся обоссанными попонами из киргизской юрты.

7. Белье по-прежнему выглядит, как будто ты забрал его из прачечной. Из советской прачечной в 1963 году.

8. Нам попался нормальный проводник, но, судя по виду некоторых его коллег, в проводники по-прежнему берут городских сумасшедших.

9. Чай вполне приличный, уже не отходы сенозаготовительной промышленности. Учитывая, что поезд белорусский, хотел попросить к нему пирожное «Картошка», но постеснялся.

10. Ну и главное. Посещение туалета по-прежнему напоминает испытание из «Форта Боярд». А в санитарных зонах ты стоишь и думаешь, ну где же этот ебаный карлик с ключами.
El Mariachi

И повторится всё, как встарь

Проект «1917. Свободная история» – лучшее, что случалось с Рунетом, возможно, со времен появления самого Рунета. Помимо прочего, с его помощью можно убедиться, что в России (и не только) за 100 лет ничего не изменилось. Как любят писать продвинутые блогеры и колумнисты, от слова совсем. Ниже – несколько примеров.

Я заметил, что охотнее всего русский человек разговаривает в поездах и трактирах. Поэтому я начал с пригородных поездов – махорочных и шумных. Я убедился, что столичная Москва окружена такой замшелой Русью, что даже многие старые москвичи не имеют о ней понятия. В пятидесяти верстах от Москвы начиналась глушь – разбойничьи леса, непроезжие дороги, гнилые посады, облупившиеся древние соборы, лошаденки с присохшим к шерсти навозом, пьяные побоища, кладбища с поваленными крестами, овцы в избах, сопливые дети, суровые монастыри, юродивые на паперти, засыпанные трухой базары с поросячьим визгом и матерной бранью, гниль, нищета, воровство.

Так характеризует Замкадье Константин Паустовский – в то время еще не маститый литератор, а простой репортер. Ну а то, что тогдашние электрички еще не были электрифицированы, это уже мелочи.

А вот, скажем, воспоминания Александра Тюлькина, ученика художника-футуриста Давида Бурлюка:

Вокруг нас всегда собирались мальчишки с ближайших улиц, оврагов. Вдруг Бурлюк и говорит, наскоро раздав им монеты (или конфеты): «Бегите, мальчишки, по улице и кричите: “Бурлюк! Бурлюк! Художник Бурлюк! Художник Бурлюк!”». Ватага бросилась по улице с криком и свистом, поднимая пыль и швыряя камни. А Бурлюк нам и говорит: «Вот так делается слава...»

Здесь замечательно описан принцип работы SMM.

А это – из газеты «Русские ведомости»:

На улицах столицы с недавних пор появилось множество китайцев-торговцев, торгующих исключительно кошельками и бумажниками из светлой кожи с японскими и китайскими рисунками, и предлагающих эти изделия по ценам несколько более низким, чем магазины. Между прочим, оказывается, что это те же самые китайцы, которые раньше ходили по улицам, продавая шелка, а несколько позже – разные вещицы из темно-красного камня. Откуда они теперь достают по сравнительно недорогой цене кожаные вещи, они тщательно скрывают, но надо отдать им справедливость, что момент они выбрали удачный. […] Всякий охотнее купит бумажник или кошелек у уличного китайца, чем пойдет переплачивать за ту же вещь в магазине.

Что это, как не AliExpress столетней давности?

Американское издание The Daily Missoulian пишет:

Из Нью-Йорка в Петроград за 14 часов! Это станет возможным благодаря проекту, который представил на последнем заседании Научного конгресса в Бруклине профессор Борис Петрович Вайнберг, прибывший в США по поручению российского самодержца. Господин Вайнберг занимает пост профессора инженерии в Императорском Петроградском университете. Он привез с собой модель своего изобретения, которое, как он считает, позволит передвигаться со скоростью 800 километров в час. Изобретение представляет собой металлическую трубу, в которой находится капсула, выглядящая как железнодорожный вагон, только для одного пассажира. Суть идеи в том, что запущенная капсула разгоняется в вакууме до невероятной скорости, а электромагнитное поле не дает капсуле задеть стенки внутри трубы.

Не все догадаются, но здесь практически один в один изображен проект вакуумного поезда Илона Маска Hyperloop. Помнится, над Маском иронизировали, когда он предложил прокладывать тоннели под землей, чтобы разгрузить наземный городской трафик. Вот вам еще один повод для иронии.

Ну и просто несколько газетных отрывков, которые не нуждаются в комментировании:

«Раннее утро»:

Во Франции в преклонных летах скончался некто Луи Кулон, у которого была борода длиною 3 метра 35 см.

«Петроградский листок»:

Новое зло – кокаин и его потребители. Вот наркотик, который угрожает столице и ее двум противоположностям: улице и интеллигенции. Улица – жертвы общественного темперамента, посетительницы кафе, тайных кабаков, их гнусные друзья – сутенеры. Интеллигенция – увы, учащаяся молодежь, юноши в формах различных ведомств, артисты и очаровательные артистки различных театров, а преимущественно сцен более веселого жанра и, конечно же, дамы и джентльмены столичного общества.

За «понюшку» в 2-3 грамма платят деньги, которые заставляют продавцов-отравителей рисковать арестом и прочими «удовольствиями» вроде высылки из столицы. Откуда добывают продавцы-отравители свой товар – это неизвестно «широкой публике», но где можно раздобыть «понюшку» – это очень даже хорошо известно без всякой рекламы – «по изустному оповещению».


«Русское знамя»:

Каждый день в провинциальных газетах можно вычитать какое-нибудь сообщение об открывающейся где-либо в России иностранной компании с многомиллионным капиталом для эксплуатации наших естественных богатств. Особенно этим пестрят сибирские газеты, часто возвещающие миру о том, что такая-то английская компания или американский синдикат арендовали у нас столько-то десятков тысяч десятин земли для разработки на них таких-то руд и металлов.

Но никогда и нигде не приходится вычитать такого сообщения, чтобы где-нибудь и какая-либо русская компания открыла свои предприятия по торговле или промышленности вообще за границею. Этого нет. Да это и невозможно, потому что все иностранцы везде и всюду сами эксплуатируют все свои торгово-промышленные дела. Только у нас принято все отдавать на подержание без возврата любому иноземцу. Особенно благоволят у нас жидо-немцам под флагом американского синдиката...


«Коммерсант»:

Воспрещается ввоз в Россию товаров: артишоки, цветная и брюссельская капуста, зеленый горошек, фасоль и бобы зеленые, салат, шпинат, привозимые в свежем и сушеном виде, а равно арбузы и дыни в свежем виде; фрукты и ягоды всякие, кроме свежих лимонов и апельсинов; орехи померанцевые и рожки турецкие; орехи всякие, кроме кокосов, китайских земляных орехов и миндаля; горчица сухая; паштеты, приправы всякие, сои, пикули, каперcы, оливки, маслины, овощи, фрукты в уксусе, масле и иначе приготовленные, мясные и пептоновые препараты и экстракты и всякие съестные припасы; грибы всякие.

Табак крошеный тертый, в рулях, кружках, керотах и сигарах, папиросы; кондитерские изделия и заготовленные фрукты и ягоды, кроме какао тертого с сахаром или без сахара, сгущенного молока и молочной муки с сахаром или без сахара и медицинских мучных облаток; хмель и экстракт из него; напитки, содержащие спирт; уксус всякий, кроме туалетного; минеральные воды, натуральные и искусственные, кроме поименованных в особых списках лечебных минеральных вод, натуральных и искусственных; соль очищенная столовая, в мелких помещениях; сыр; рыба свежая: тюрбо, соль, форель, маринованная в масле и фаршированная всякая, икра; устрицы, морские раки, улитки, каракатицы и т.п., свежие, соленые, сушеные и маринованные…


Там еще много всего – в этом санкционном списке, я имею в виду. А в целом проект – просто бездна информации, изложенной в идеальном для клипового восприятия виде. Так что всем срочно воспринимать.
Drugs

Электропрохладительный кислотный автобус

Сан-Франциско, конец шестидесятых – особое время и место. Но никакие слова, музыка или воспоминания не вернут ощущение бытия в том времени и пространстве. Что бы ни было – это прошло. Мир безумен в любом направлении и в любое время. С ним сталкиваешься постоянно. Но было удивительное, вселенское ощущение правильности всего, что мы делали, неизбежности победы над силами времени и зла. Не в военном смысле – нас это не интересовало, – а в энергетическом. Казалось, мы на самом гребне высокой и прекрасной волны. Но сейчас, спустя каких-то пять лет, можно подняться на холм в Вегасе, посмотреть на запад другими глазами и понять, что ты на пределе. Волна наконец разбилась и отхлынула...

…Сейчас мы все хотим выжить. Нет больше стимула шестидесятых. Великий гуру Тимоти Лири допустил фатальную ошибку. Он мотался по Америке, проповедуя самопознание, не думая о мрачной реальности, поджидающей всех, кто воспринимал его серьезно. Эти наивные уроды полагали, что можно обрести мир души и понимание, купив за три доллара таблетку радости. Их потери и неудачи относятся и к нам. Лири добился того, что создал нам иллюзию жизни, а результат – поколение пожизненных калек, так и не понявших главную, старую как мир ошибку наркокультуры. Убеждение в том, что кто-то или что-то поддерживает свет в конце тоннеля.

_____________
Мастерство: 8
Сюжет: 7
Реалистичность: 8
Читабельность: 8
Идеология: 8

Итого: 7,8

П.С. 99-е место в рейтинге.