Category: энергетика

Category was added automatically. Read all entries about "энергетика".

El Mariachi

Легенды и мифы древнего Петербурга

Если призраки Северной столицы где-то обитают, то именно он – в буквальном смысле человек-легенда – и был тем самым Хароном, который за умеренную плату в размере стоимости книги перевозил читателей через невский Стикс и в летейский сад гулять водил. А насколько близко знакомиться с тамошними тенями прошлого, каждый уже решал для себя. В любом случае, погружение в петербургские фольклорно-мифологические дебри давалось легко и приятно – правда, всегда был риск надолго застрять в этих Песках.

Наум Александрович Синдаловский (06.11.1935 - 29.03.2021)
El Mariachi

Он умер

Хантер Томпсон говорил, что хороший журналист сможет найти общий язык хоть с кошками, хоть с арабами. Он был очень хорошим журналистом. А после его смерти и поговорить не с кем.

Лоренс Харви Зейгер, он же Ларри Кинг (19.11.1933 - 23.01.2021)
House

Здравствуй, жопа, новый год

«Радоваться такой чепухе, как новый год, по моему мнению, нелепо и недостойно человеческого разума. Новый год такая же дрянь, как и старый, с тою только разницею, что старый год был плох, а новый всегда бывает хуже... По-моему, при встрече нового года нужно не радоваться, а страдать, плакать, покушаться на самоубийство. Не надо забывать, что чем новее год, тем ближе к смерти, тем обширнее плешь, извилистее морщины, старее жена, больше ребят, меньше денег».

А. П. Чехов, «Ночь на кладбище». 1886 г.

«Нынче Гудович умерла. Умерла совсем, – а я и мы все умерли на год, на день, на час. Мы живем, значит мы умираем. Хорошо жить, значит хорошо умирать. Новый год! Желаю себе и всем хорошо умереть».

Л. Н. Толстой. Дневник. 1883 г.

«Поздравляю Вас и многоуважаемую Екатерину Павловну с наступающим Новым годом, который уже потому будет лучше истекающего, что имеет одним днем меньше. Ужасный был последний год, поистине ужасный. Жестокий без резона, безалаберный, глупый. Кроме злобы, бесплодно мечущейся и выражающейся в самых необдуманных предприятиях, ничего не видно. К величайшему сожалению, с наступлением старости чувство не притупляется во мне, а делается более и более восприимчивым. Никогда я такой глубокой боли не испытывал – просто не знаешь где место найти. Хотелось бы спрятаться куда-нибудь, ничего не видеть, все забыть, да не знаю, куда деться. Хлопочу какой-нибудь угол подальше найти, чтобы зарыться туда. И самому быть забытому и обо всем забыть. Хорошо бы водку начать пить, да боюсь – мучительно»

М. Е. Салтыков-Щедрин – Г. З. Елисееву. 1884 г.
HATE!

​A graveyard for lunatics

Если во времена «Фаренгейта» я писал о тирании большинства, то теперь я говорю о тирании меньшинств. В наши дни остерегайся и тех и других! Первые пытаются заставить тебя делать каждый день одни и те же вещи, вторые пишут мне, например, что стоило бы уделить больше внимания правам женщин в «Марсианских хрониках» или придумать больше чернокожих героев в «Вине из одуванчиков».

Мой ответ обоим сборищам одинаков: большинство вы или меньшинство – идите к черту, прямо в ад, вместе со всеми, кто попытается говорить мне, что делать и как писать. Сейчас все общество разделилось на разнокалиберные меньшинства, которые на деле суть те же книгосжигатели – они жгут книги путем их запрещения. Вся эта политкорректность, разросшаяся одиозными дебрями в студенческих кампусах, – дерьмо собачье.

Рэй Брэдбери, из интервью журналу Playboy, май 1996
El Mariachi

О бедном актере замолвите слово

«Есть актеры понятные, как холодильник, – от них есть польза, но нет тепла. И загадки в таких актерах нет: их включают – они работают. А есть иные – неясные, как день или как ночь. Но ты вдруг понимаешь, что не наблюдаешь за ними, а живешь в том мире, который они создают».

Валентин Иосифович Гафт (02.09.1935 - 12.12.2020)
Sad but true

Город – это злая сила

В городе несчастным людям жить лучше. В городе человек может прожить сто лет и не хватиться того, что он давно умер и сгнил.

Толстой, «Крейцерова соната»
House

Спою вам гимн я в честь чумы

Не буду повторять многократно обмусоленные литературоведческие сентенции насчет того, что «Чума» Камю – это притчеобразная аллегория на коричневую чуму 20-го века. Роман-предупреждение, роман-никогда-снова, роман-вот-это-всё и прочее словоблудие. Про то, как точные, сдержанные и скупые описания, словно позаимствованные из отчета судмедэксперта, подходят к чуме века 21-го, я тоже упоминал, и не раз.

Но есть еще одна болезнь, поразившая общество как раз в эпоху мировых войн. И на это может намекать полное отсутствие в книге как экзистенциального ужаса, так и упоения перед этой мрачной бездной. А все потому, что здесь охарактеризован душный мещанский мирок колониальной провинции, который населяют оскотинившиеся потреблятствующие бюргеры. Именно эти равнодушные крысы, копошащиеся по помойкам своих нор, и становятся источником заразы.

_____________
Мастерство: 9
Сюжет: 7
Реалистичность: 8
Читабельность: 8
Идеология: 8

Итого: 8,0

П.С. 78-е место в рейтинге.

П.П.С. Нобелевка-1955 и -1956.
House

Ловец человеков

Я мизантроп, и никогда этого не скрывал. Я не люблю ни мужчин, ни женщин, ни детей. В них нет гармонии, потому, что нет смысла. Это просто тела, служащие складом для нелепых привычек, стереотипных мыслей и эмоциональной распущенности. Поэтому все они - мужчины, женщины, дети - так уродливы; ведь бессмысленное не может быть красивым. И еще они похожи друг на друга, как вещи, созданные конвейерным способом. Да, я не люблю людей и ничто не заставит меня изменить это. Я люблю смысл и гармонию. Поэтому я люблю кошек.

Джером Дэвид Сэлинджер