Category: энергетика

Category was added automatically. Read all entries about "энергетика".

Sad but true

Особенности национальной режиссуры

Его главная заслуга (помимо того, что его фильмы разлетелись на цитаты – а это верный признак в равной степени народного и культового кино) заключается в том, что он едва ли не единственный, кому удалось показать загадочную русскую душу во всей ее беспощадной широте.

Ну, не чокаясь.

Александр Владимирович Рогожкин (03.10.1949 - 23.10.2021)
Sad but true

Записки из мертвого дома

Достоевского надо читать, когда мы глубоко несчастны, когда мы исстрадались до предела наших возможностей и воспринимаем жизнь как одну-единственную пылающую огнем рану, когда мы переполнены чувством безысходного отчаяния.

Герман Гессе
El Mariachi

Как провожают космолеты

Трогательный мини-комикс о выведении модуля МКС «Пирс», который заменили «Наукой».

Перевод для тех, кто языкам не обучен:

- Спасибо, что сводишь меня с орбиты, Прогресс.
- Рад помочь.
- А входить в атмосферу... это больно?
- Все будет хорошо.
- Мы неплохо провели время, не так ли?
- Безусловно, Пирс.
- Я думаю, мне пора... Подожди, почему ты не отстыковываешься, Прогресс?!
- Все в порядке, Пирс. Я буду с тобой до конца.

П.С. Я не плачу – это просто космический мусор в глаз попал.

House

Тихо, тихо ползи, улитка, по склону Фудзи

Дни были в целом одинаковы, только в субботу и воскресенье в своем движении вперед Сережа не натыкался на дверь, ведущую на работу. Иногда в выходные он откапывал одну или две бутылки водки, и тогда надо было немного покопаться в земле рядом – почти всегда удавалось отрыть голову и часть туловища кого-нибудь из друзей, чтобы вместе выпить и поговорить о жизни.

Пелевин, «Жизнь насекомых»
Sad but true

Hello darkness, my old friend

А если находилось хоть немного денег, человек всегда мог выпить. Острые углы стирались, по всему телу разливалось тепло. Исчезало и чувство одиночества, потому что теперь было легко населить свое воображение друзьями, легко отыскать врагов и разделаться с ними. Он сидел у канавы, и ему чудилось, что земля стала мягкая. Неудачи не так терзали, будущее ничем не грозило. […] Надо разыскать какую-нибудь девушку, поговорить с ней. Поговорить по-хорошему. Может, и ночь вместе. А здесь тепло. Звезды совсем близко, и печаль и радость тоже так близко одна к другой, что и не отличишь. Хорошо бы остаться пьяным на всю жизнь.

Джон Стейнбек, «Гроздья гнева»
El Mariachi

Легенды и мифы древнего Петербурга

Если призраки Северной столицы где-то обитают, то именно он – в буквальном смысле человек-легенда – и был тем самым Хароном, который за умеренную плату в размере стоимости книги перевозил читателей через невский Стикс и в летейский сад гулять водил. А насколько близко знакомиться с тамошними тенями прошлого, каждый уже решал для себя. В любом случае, погружение в петербургские фольклорно-мифологические дебри давалось легко и приятно – правда, всегда был риск надолго застрять в этих Песках.

Наум Александрович Синдаловский (06.11.1935 - 29.03.2021)
El Mariachi

Он умер

Хантер Томпсон говорил, что хороший журналист сможет найти общий язык хоть с кошками, хоть с арабами. Он был очень хорошим журналистом. А после его смерти и поговорить не с кем.

Лоренс Харви Зейгер, он же Ларри Кинг (19.11.1933 - 23.01.2021)
House

Здравствуй, жопа, новый год

«Радоваться такой чепухе, как новый год, по моему мнению, нелепо и недостойно человеческого разума. Новый год такая же дрянь, как и старый, с тою только разницею, что старый год был плох, а новый всегда бывает хуже... По-моему, при встрече нового года нужно не радоваться, а страдать, плакать, покушаться на самоубийство. Не надо забывать, что чем новее год, тем ближе к смерти, тем обширнее плешь, извилистее морщины, старее жена, больше ребят, меньше денег».

А. П. Чехов, «Ночь на кладбище». 1886 г.

«Нынче Гудович умерла. Умерла совсем, – а я и мы все умерли на год, на день, на час. Мы живем, значит мы умираем. Хорошо жить, значит хорошо умирать. Новый год! Желаю себе и всем хорошо умереть».

Л. Н. Толстой. Дневник. 1883 г.

«Поздравляю Вас и многоуважаемую Екатерину Павловну с наступающим Новым годом, который уже потому будет лучше истекающего, что имеет одним днем меньше. Ужасный был последний год, поистине ужасный. Жестокий без резона, безалаберный, глупый. Кроме злобы, бесплодно мечущейся и выражающейся в самых необдуманных предприятиях, ничего не видно. К величайшему сожалению, с наступлением старости чувство не притупляется во мне, а делается более и более восприимчивым. Никогда я такой глубокой боли не испытывал – просто не знаешь где место найти. Хотелось бы спрятаться куда-нибудь, ничего не видеть, все забыть, да не знаю, куда деться. Хлопочу какой-нибудь угол подальше найти, чтобы зарыться туда. И самому быть забытому и обо всем забыть. Хорошо бы водку начать пить, да боюсь – мучительно»

М. Е. Салтыков-Щедрин – Г. З. Елисееву. 1884 г.